Главная > Болезни > И не мог понять старик обходчик с колеса косынку сняв в крови

И не мог понять старик обходчик с колеса косынку сняв в крови

ЖЕЛТЫЙ ЛИСТ ЗАДУМАЛСЯ О ЧЕМ-ТО

Желтый лист задумался о чем-то,
Нежно подставляя ветру грудь…
На перроне плакала девчонка,
Вызывая у прохожих грусть.

От волненья вздрагивали губки,
Но она не верила в обман,
Никогда он с нею не был грубым –
Обнимал и нежно целовал.

Но уехал, даже не простился…
Не своя домой она пришла.
И не слышно было даже смеха,
Страшной в этот день она была.

А наутро мать пришла усталой –
На столе записка в пару слов:
«Мамочка, прости – она писала, —
Что настал для смерти ранний срок».

Отшумели шумные вокзалы,
И на рельс легла ее щека.
Скорый очень быстро показался,
Что увез куда-то паренька.

Мать на переезд огнем бежала,
Но ведь бессердечны поезда…
И, обняв бездыханное тело,
Вскликнула и смолкла навсегда.

И не мог понять старик-обходчик,
С колеса косынку сняв в крови,
Что последним рейсом этой ночью
Двое стали жертвою любви.

Желтый лист задумался о чем-то,
Нежно подставляя ветру грудь…
На перроне нет в слезах девчонки,
Лишь осталась маленькая грусть.

В нашу гавань заходили корабли. Вып. 3. М., Стрекоза, 2000.

Предпоследний куплет, а также некоторые иные детали — «губки» и прочее, и сам настрой имеют аналогии в песне «Девушка из маленькой таверны» (там же см. ноты). Несомненно, что поется «Желтый лист» на тот же мотив и восходит к «Девушке из маленькой таверны». См. также «Форд».

Желтый лист задумался о чем-то,
Нежно подставляя ветру грудь.
На перроне плакала девчонка,
Вызывая у прохожих грусть.

Содрогались аленькие губки,
Но она не верила в обман.
Никогда он не был с нею грубым,
Только очень нежно целовал.

Но уехал, даже не простившись,
Не своя домой она пришла.
И не слышно больше уже смеха.
Скрытна в эти дни она была.

Вот однажды мать пришла с работы —
На столе записка в пару строк:
«Мама, ты прости мне, – дочь писала, —
Что настал для смерти рано срок».

И молчат усталые вокзалы.
И на рельс легла ее щека.
Скорый поезд быстро показался,
Что увез куда-то паренька.

Мать наперерез огням бежала,
Только вот жестоки поезда.
Обняла бездыханное тело,
Вскрикнула — и смолкла навсегда.

И не мог понять старик обходчик,
Сняв косынку с рельсов, всю в крови,
Что сегодня ночью на пути на этом
Двое стали жертвою любви.

Желтый лист задумался о чем-то,
Нежно подставляя ветру грудь.
На перроне нет уж той девчонки,
Лишь осталась маленькая грусть.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).

По материалам a-pesni.org

Составление, подготовка текста

А. В. КУЛАГИНОЙ, Ф. М. СЕЛИВАНОВА

© Кулагина А. В., Селиванов Ф. М. Составление, подготовка текста, комментарии, 1997

© Селиванов Ф. М. Вступительная статья,1997

Иллюстрации и оформление, 1997

© Филологический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова

Мы то и дело спрашиваем себя, что с нами происходит (публици-стику отбрасываю: там еще размышляют, что делать и кто виноват). А про-исходит вот что.

Собираемся на свадьбу, на именины, на вечеринку. Как хорошо, если ты не одинок. А мы не одиноки: застолье, шутки, шумная разноголосица; и подходит неуловимое для описания словами мгновение, когда ясно всем вдруг захотелось спеть. И раз все без уговоров согласны, начинается это очень легко. Тут все заодно и каждый свободен (свободен так, что даже не знаю, удачное ли это слово); все единогласны но без приказов и раз-нарядок; один басом, другой дискантом, вплоть до почти разнобоя, но это не раздражает и ни одного-то среди нас как оно там ну, «конформиста» или «винтика». Хорошо, хотя и не хор Пятницкого. Однако не успеем по-настоящему начать а начав, можно было бы и совсем спеться, как эх. а слова-то забыли.

Эта книга ее будущим сознательным обладателям пригодится не меньше, чем насущный хлеб. Ведь людей, для которых русская песня еще нужна, как хлеб и воздух, все-таки много.

«Без песен мир тесен». Это давно поняли наши предки. Песня живет рядом с человеком от его первых дней до последних, и все надежды и чаяния, все горе и вся радость изливаются в песне.

Многие песни из нашего сборника знакомы читателям. Некоторые из них они слышали по радио или на грампластинках, другие пели или поют сами. Такие песни, как «Златые горы» или «Степь да степь кругом» в исполнении замечательной русской певицы Лидии Руслановой, стали национальным достоянием России.

Но мало кто из наших (особенно молодых) читателей слышал эти песни в исполнении деревенского хора: сейчас их почти уже не поют. Тот же, кому посчастливилось услышать «Чудный месяц», или «Ваньку-ключника», или «Ехали солдаты» в исполнении русского многоголосого хора (который был в каждой деревне), никогда не забудет того непередаваемого эстетического наслаждения, даже потрясения, вызванного их красотой и гармонией.

Поэзия возникла из песен, в которых слово и напев неразрывны. Стихи как самостоятельные произведения словесного искусства появляются уже при выделении литературы из фольклора.

Особенность развития русского литературного стихотворчества состоит в том, что на первых стадиях своего развития оно не опиралось на песенно-ритмическую народную речь. В XVII первой трети XVIII в. господствовали вирши (под влиянием польского стихосложения), сначала с неравносложными, затем с равносложными (силлабическими) стихами, с тяжеловесным искусственно-книжным языком. Эти вирши часто обрабатывались для пения (канты духовные, затем светские, панегирические и на любовные темы), но, культивируемые в духовной и придворно-светской среде, широкого распространения не получали, были недолговечными. После реформы русского стихосложения В.К. Тредиаковского и М.В. Ломоносова (30-50-е годы XVIII в.), узаконившей силлаботоническую систему (равноударность, равностопность и равносложность строк или их сочетаний), более близкую к русскому песенному стиху (тоническому, равноударному в музыкальных периодах), стихи поэтов в качестве песен стали более или менее популярными в мелкопоместной и чиновничьей среде. Наиболее ранними, получившими здесь распространение, стали пасторальные (пастушеские) песни, в которых изображались влюбленные пастухи и пастушки, беззаботно резвящиеся на лоне природы. И в наше время остается распространенной одна из таких песен «Сережа-пастушок». Однако до принятия народом новых стихов в качестве своих песен было еще далеко.

В конце XVIII начале XIX в. поэты всех направлений (сентименталисты, романтики, реалисты), используя фольклорные сюжеты и песенные лирические ситуации, создают народные песни, героями которых становятся добрые молодцы и красные девицы. При этом их создатели опирались на народную (или близкую к ней) символику, на композиционные, стилистические и лексические особенности народной песни. В истории литературы за песнями первой половины XIX в., создаваемыми поэтами, закрепилось название «русская песня». Сами авторы считали, что они пишут именно их: появлялись сотни стихов с названиями «песня», «русская песня». Ряд произведений из авторских русских песен дошел в устном бытовании до нашего времени. Это целая серия песен о ямщиках, песни А.Ф. Мерзлякова («Среди долины ровныя»), Н.Г. Цыганова («Не шей ты мне, матушка, красный сарафан»), Ф.Н. Глинки («Завеянные следы») и других поэтов первой половины XIX в. Достигнув высшей стадии развития в поэзии А.В. Кольцова, «русская песня» как целенаправленная авторская тенденция постепенно сходит на нет. Стихи более поздних поэтов часто становились песнями независимо от желания их создателей.

Авторские песни в XVIII первой половине XIX в. распространялись преимущественно в городской среде, более грамотной, нежели сельский мир. В то же время в мещанской среде наблюдается стремление создавать новые песни, «похожие» на литературные. Такие песни П.В. Киреевский и другие собиратели первой половины середины XIX в. называли «лакейскими» и, пожалуй, справедливо это были неуклюжие рифмованные поделки. Крутой поворот в расширении репертуара новых песен совершается во второй половине XIX в. В это время создается основной состав песен, написанных известными и неизвестными авторами, на это же время приходится всплеск творческой активности снизу. Безвестные авторы, более или менее усвоившие нормы литературного стихосложения, включаются в процесс создания новых песен. Литературный и народный потоки песнетворчества получают поддержку в новых способах распространения песен.

Если во второй половине XVIII — первой половине XIX в. песенники издавались для относительно образованной публики (дворянство, студенты, разночинная интеллигенция), часто с нотными приложениями (в ро-мансовой обработке), то с середины XIX в., особенно к концу его, преобладающее место в популяризации песен нового типа заняли так называемые лубочные сборники. Это были дешевые маленькие книжечки (16-32 стр.), печатаемые массовыми (для того времени) тиражами в Москве, Петербурге и в провинции, затем распространяемые в городах и селах офенями (бродячими торговцами). В них печатались песни авторские (как правило, без указания на авторство) и анонимные, ставшие популярными или становящиеся таковыми. Песенники часто назывались по одной из печатаемых в них песен: («Бывали дни веселые», «Златые горы», «Маруся отравилась» и т. п.), иногда получали интригующие названия («Полночный ужас на кладбище у могильного креста»). Исследователи насчитывают до 1000 лубочных песенников, изданных до 1917 г.

Читайте также:  Болят суставы рук и ног: что делать?

Другой канал популяризации песен — эстрада, ресторанные и трактирные сценические площадки, уличные и ярмарочные певцы, «цыганские хоры». С появлением граммофона (конец XIX — начало XX в.) городская песня предельно расширила возможности своего самоутверждения в народном быту, тем более что на грампластинки часто записывали песни в исполнении первоклассных певцов. Например, выдающаяся певица Н.В. Плевицкая исполняла песни «Сухой бы я корочкой питалась», «Маруся отравилась», «ХасБулат удалой» и другие. Эстрадные традиции, сложившиеся в конце XIX — начале XX в., продолжались еще в 20-е годы, но с 30-х годов «мещанский романс», как презрительно поименовали большинство городских народных песен в средствах массовой информации (радио, песенники), с эстрады почти исчезает.

По материалам litlife.club

***
Ты хочешь, чтобы я к тебе вернулась?
И просишь за ошибку извинить?
Да, ты сейчас готов на милость,
чтоб не порвать такую в жизни нить.
Но я тебе отвечу очень кратко
На странное желание твое:
«Любовь не возвращается обратно,
туда, откуда выгнали её!»

6833594_5456290_5365724_heart_33.jpg 21,04К 111 Количество загрузок:

Добавлено: 07.08.2006 — 20:17
23. 12. 05.

***

Ты далеко и чем то занят,
Наверно спишь,
А я еще не сплю.
Хранишь ли ты о встречи нашей память?
Наверно нет,
А я еще храню.
Храню и почему то верю,
Что ты ко мне вернешься вновь,
Иначе никогда я не поверю,
что существует настоящая любовь!

Вместе_навсегда. jpg 30,79К 90 Количество загрузок:
Сообщение отредактировал Detka: 09.08.2006 — 13:35

vengeance (7.8.2006, 20:21) писал:

Добавлено: 07.08.2006 — 20:40
***

Еще мужчина — не мужчина,
имея выправку и стать,
Еще он даже не мужчина,
коль и звезду сумел достать.
Ни стих, ни солнечные вина,
ни сигаретный дым над ним.
Мужчина, он тогда мужчина,
когда он женщиной любим.

Сообщение отредактировал Detka: 09.08.2006 — 13:36

Вижу твой дом, проезжаю мимо
Электричка битком, вижу всё криво
Пили всей группой, праздвовали днюху
Было весело, вспоминали Андрюху
Сердце болит, манит к тебе
Голова говорит — зачем это мне?!

было написано мной почти год назад, в электричке

Кубометры боли испытываю
Идя по острию ножа к тебе
Километры времени подсчитываю
Я столько шел и нахожусь нигде.

Я весь в крови своей надежды
Убитой мной самим в себе
Но эти факты неизбежны
Я знал к кому иду, я шел к тебе.

Я шел к тебе, и буду продолжать идти
Судьба не предоставит компромиссов дважды
Пускай я не прошел и пол пути
Но я тебя люблю, лишь это важно.

Не так давно написал, я все в блоге у себя пишу.

Спасибо за ваши комментарии.
Вот небольшая поэма о любви.
Немножко суицидная.

***
Желтый лист задумался о чем — то,
тихо подставляя ветру грудь.
На пероне плакала девченка,
Вызывая у прохожих грусть.
Целовались в аленькие губки
И она не верила в обман.
Никогда он не был с нею грубым,
Целовал и нежно обнимал.
Даже не простившись он уехал.
Не своя она домой пришла.
И ни кто не слышал больше смеха —
Грустная она теперь была.
Как — то мать домой пришла усталой.
На столе записка в пару строк:
«Мама, ты прости, — ей дочь писала —
Что для смерти рано пришел срок.»
Мать на переез к огням летела.
Только бессердечны поезда.
И обняв бесформенное тело,
С ним она умолкла навсегда.
И не мог понять старик-обходчик,
С колеса косынку сняв в крови,
Что прошедшим рейсом этой ночью
Двое стали жертвами любви.
Желтый лист задумался о чем — то,
Тихо подставляя ветру грудь,
На пероне нет в слезах девченки,
Лишь осталась маленькая грусть.

листок.jpg 89,22К 63 Количество загрузок:

***

Я тебя люблю,
ты это знаешь,
Знаешь и встречаешься с другой.
Неужели ты не понимаешь,
как мне трудно быть всегда одной?
Неужели, думаешь, хватает
У меня терпенья ждать тебя?
За любовь любовью, милый, платят.
Почему ж не любишь ты меня?
Может всё пройдет и я забуду,
Связанные все с тобой мечты?
Может и любить я снова буду?
Только тот другой уже не ты.
Только разве есть на свете сила,
Чтоб могла любовь остановить?
Я люблю тебя, мой милый,
И хочу с тобою рядом быть!

****

Я тебя не искала,
Я тебя не ждала.
Только раз увидала
И забыть не смогла!
Только раз улыбнулся
Ты улыбкой своей
И не стало на свете
Человека родней.

Целый сборник, Никитка

***
Ведь ты не мой, я это знаю.
Зачем же я тебя люблю?
Зачем я мучаюсь, страдаю?
Зачем любовь я берегу?
Зачем я встретилась с тобой?
Не для того, что б век страдать.
Такое счастье невозможно,
Об этом можно лишь мечтать.
Зачем заставил ты напрасно
Тебя так сильно полюбить?
Ах если б знал ты, как ужастно —
Быть не любимой, но любить.

***

Я тебя люблю,
ты это знаешь,
Знаешь и встречаешься с другой.
Неужели ты не понимаешь,
как мне трудно быть всегда одной?
Неужели, думаешь, хватает
У меня терпенья ждать тебя?
За любовь любовью, милый, платят.
Почему ж не любишь ты меня?
Может всё пройдет и я забуду,
Связанные все с тобой мечты?
Может и любить я снова буду?
Только тот другой уже не ты.
Только разве есть на свете сила,
Чтоб могла любовь остановить?
Я люблю тебя, мой милый,
И хочу с тобою рядом быть!

[email protected] 11.08.2006, 10:35

***

«Я ведь знаю, любишь ты другую,
Так иди же к ней скорей,
Краденого счастья мне не надо,
Мне не нужно жалости твоей!» —
И пошла она, качаясь легким станом,
Погасив в душе любовный свет.
Словно позабыть меня хотела.
И меня, и поле, и рассвет.
Этот месяц выкован из воска,
Эту жалость не давал забыть.
И шептала листьями березка:
«Ведь уйдет, скорее догони!»
Вспоминая радости и встречи,
Я не помню, как её догнал,
Как обнял за дрогнувшие плечи,
Как потом к груди своей прижал.
Целовал, родную, у березы
И не понял даже погодя,
По щекам моим бежали слезы
Или капли майского дождя.

4577815_sobaka_stoit_na_doroge_i_nadpis_missing_yu.jpg 82,44К 71 Количество загрузок:

А вот я чуток написал
______________________

В тишине грянул выстрел, и смертельная пуля
Погубила поэта, погасила звезду.
Это было в деревне в середине июля,
Когда сочные вишни созревали в саду.

Цупер

Я раздвину занавески окон,
Я все двери настеж распахну,
Чтобы ты из самого далёка
Увидал меня сейчас одну!
Пусть влетит холодный ветер в двери,
Волосы и платье теребя.
Я хочу, чтоб ты на век поверил,
В то, что мне не выжить без тебя.

4860708.gif 12,72К 48 Количество загрузок:
Сообщение отредактировал Detka: 20.08.2006 — 13:52

М-да. критики отдыхают.

***

Ведь ты не мой — я это знаю.
Зачем же я тебя люблю?
Зачем я мучаюсь, страдаю,
Зачем любовь я берегу?
Зачем я встретилась с тобой?
Не для того, чтоб век страдать.
Такое счастье не возможно —
Об этом можно лишь мечтать.
Зачем заставил ты напрасно
Тебя так сильно полюбить?
Ах, если б знал ты, как ужасно,
Быть не любимой,
Но любить!

Сори__ай_лав_ю.gif 5,48К 34 Количество загрузок:

Да, вот и всё, надежды нет
На то, чтоб встретиться с тобой.
Что я могла сказать тебе,
Когда ты вдруг пошел с другой.
Быть может, я тебя любила,
А вот сейчас душа пуста,
В ней всё угасло, кроме зла.

Я не хочу с тобой встречаться,
Хочу лишь только отомстить,
Что горько мне бывает часто,
И что нет сил тебя забыть.
Как тяжело и как обидно,
Что очень быстро позабыл.
Ты черств душой и это видно,
Ведь никого ты не любил.

Не думай, к ней я не ревную,
Я ненавижу вместе вас,
Ведь ты как раз искал такую,
Она ведь с парнем в первый раз.
Ну что ж, прощай, мой друг неверный,
Желаю счастья я тебе,
Поэтому грущу наверно,
Что так ошиблась я в тебе.

angel.gif 80,56К 45 Количество загрузок:
Сообщение отредактировал Detka: 24.08.2006 — 10:24

Ты к девчонке спешил, а она не ждала,
Ты о многом забыл, зато помнит она!
Как ты мог написать ей такие слова?
Как могла не дрожать над бумагой рука?
Написать ты спешил: «Не люблю!», «Не нужна!»
А потом ты решил, что забыла она.
Вот и лето прошло — непривычно и сыро.
Слишком поздно дошло, что нельзя без неё.
Ты к девчонке спешил, а она не ждала,
Ты о многом забыл, зато помнит она!

Тедди_на_тему_любви.gif 2,86К 37 Количество загрузок:

Надо мной висит тишина,
Надо мной холодные звезды.
Я одна, ты слышишь, одна.
Между нами далекие версты.
Почему ты так долго молчишь?
Ни письма не пришлешь, ни привета.
Почтальон мне вчера говорит:
«Вам сегодня только газета!»
Ну пойми, мне так трудно одной,
Не могу уснуть до рассвета.
А на утро голос чужой:
«Вам сегодня только газета. «

post_3883_1140514885.gif 6,99К 44 Количество загрузок:
Сообщение отредактировал Detka: 26.08.2006 — 19:29

Ты пишешь, что растаться нам пора,
Что ты в своих сужденьях обманулся,
Что вся любовь со мной игра.
Не слишком ли она подзатянулась?
Играть в любовь, я знаю, не к добру,
Хотя бы даже маленького срока,
Но 10 месяцев потратить на игру,
Да, 10 месяцев не слишком ли жестоко?

__________.gif 39,52К 37 Количество загрузок:
Сообщение отредактировал Detka: 03.09.2006 — 15:25

Вчера погиб мальчишка,
Кто знает почему?
Сегодня бы исполнилось
шестнадцать лет ему.
Но не увидит больше
мальчишка белый свет,
Себя сам погубил он,
возврата к жизни нет.
Остались после смерти
две строчки от него:
«Не надо плакать люди,
Ведь я любил её!»
(Отрывок)

____..____. gif 38,79К 35 Количество загрузок:
Сообщение отредактировал Detka: 04.09.2006 — 12:25

Вот для поднятия настроения.

*** *** ***
Со страстью грешного монаха,
Любовь слепит мой пылкий взор,
И белоснежная рубаха,
Скрывает чувств моих костер.

Я слышу голос, столь знакомый,
В оправе васильковых глаз,
И разум, лишь тобой ведомый,
Уносит в мир пьянящих фраз.

И с каждым днем душа светлее,
Летит, сквозь жизни облака,
И суть становится мудрее,
И далека, и так близка.

Ты протяни мне руку счастья,
Оно ведет нас за собой,
Развей плаксивые ненастья,
И книгу радости открой.

Добавлено: 06.09.2006 — 13:57

Вчера погиб мальчишка,
Кто знает почему?
Сегодня бы исполнилось
шестнадцать лет ему.
Но не увидит больше
мальчишка белый свет,
Себя сам погубил он,
возврата к жизни нет.
Остались после смерти
две строчки от него:
«Не надо плакать люди,
Ведь я любил её!»
(Отрывок)

По материалам forum.qwerty.ru

«Когда увижу солнышко?»-
Спросила у врача.
И врач ответил искренне:
«Когда придет весна,
И тысячу журавликов
Ты сделаешь сама,
Тогда увидишь солнышко
И выживешь тогда.
Привев:
«Тебе я бумажные крылья расправлю,
Лети, не тревожь этот мир!
Японский журавлик, японский журавлик,
Ты вечно живой сувенир!»
2.Но девочка не выжила,
И вскоре умерла.
И тысячу журавликов
Не сделала она.
Последний журавленочек
Упал из мертвых рук.
И сразу изменилось
И поникло все вокруг.

№2ТРОЕ КОВБОЕВ
Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге ночной
Едут трое ковбоев.
Трое черных коней,
Три ножа, три нагана,
Трое верных друзей,
Из ковбойского стана;
Вдруг вдали огонек,
Кони резво заржали.
Это был кабачок
Одноглазого Гарри.
Трое слезли с коней,
Стремена подтянули.
И дубовую дверь
Очень сильно толкнули;
Трое верных друзей
В кабачок забежали
И уселись за стол
Кабуры потирая,
Будем песни мы петь,
Виски льется рекою,
За широким столом
Пировали ковбои;
Вдруг за стенкой шаги,
Стук копыт, звон гитары.
И в дубовую дверь
Громовые удары.
Входит шайка блатных,
Человек девятнадцать
И ковбоям лихим
предложили смотаться.
Трое верных друзей
Даже не шелохнулись
Только руки чуть-чуть
к кабурам потянулись;
Выстрел долго звучал,
Раздавались удары
Чей-то череп трещал,
Чей-то голос орал,
«О, спаси меня, Гарри!»
Наконец на полу
двадцать трупов лежали,
Двое верных друзей
За столом пировали;
Ну, а третий погиб,
Защищаясь наганом.
И теперь он лежит
Под высоким курганом;
Ярко светит луна,
Схоронясь за листвою.
По дороге лесной
Едут двое ковбоев.
Двое черных коней,
Два ножа, два нагана.
Двое верных друзей
Из ковбойского стана

№ 3 Про мамонтенка
По синему морю, к зеленой земле
Плыву я на белом своем корабле.
На белом своем корабле,
На белом своем корабле.
Меня не пугают ни волны, ни ветер,-
Плыву я к единственной маме на свете.
Плыву я сквозь волны и ветер
К единственной маме на свете.
Плыву я сквозь волны и ветер
К единственной маме на свете.
Скорей до земли я добраться хочу,
«Я здесь, я приехал!»,- я ей закричу.
Я маме своей закричу,
Я маме своей закричу.
Пусть мама услышит,
Пусть мама придет,
Пусть мама меня непременно найдет!
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.
На, на, на, на, на, на, на, на, нааа.
На, на, на, на, на, на, на, на, нааа.
Пусть мама услышит,
Пусть мама придет,
Пусть мама меня непременно найдет!
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.
Ведь так не бывает на свете,
Чтоб были потеряны дети.

Желтый лист задумался о чем-то,
Неясно подставляя ветру грудь.
На перроне плакала девчонка,
Вызывая у прохожих грусть.
От волненья вздрагивали губки,
Но она не верила в обман,
Никогда он с нею не был грубым —
Обнимал и нежно целовал.
Но уехал, даже не простился.
Не своя домой она пришла.
И не слышно было даже смеха,
Страшной в этот день она была.
А наутро мать пришла усталой —
На столе записка в пару слов:
«Мамочка, прости, — она писала, —
Что настал для смерти ранний срок»
Отшумели шумные вокзалы,
И на рельс легла ее щека.
Скорый очень быстро показался,
Что увез куда-то паренька.
Мать на переезд огнем бежала,
Но ведь бессердечны поезда.
И, обняв бездыханное тело,
Вскликнула и смолкла навсегда.
И не мог понять старик-обходчик,
С колеса косынку сняв в крови,
Что последним рейсом этой ночью
Двое стали жертвою любви.
Желтый лист задумался о чем-то,
Неясно подставляя ветру грудь.
На перроне нет в слезах девчонки,
Лишь осталась маленькая грусть.

Ребята надо верить в чудеса
Когда-нибудь однажды утром ранним
Над океаном алые взметнуться паруса
И скрипка пропаёт над океаном
Не три глаза ведь этоже не сон
И алый парус вправду гордо реет
В той бухте где отважный Грей нашел свою Ассоль
В той бухте где Ассоль дождалась Грея
С друзьями легче море переплыть
И есть морскую соль что нам досталась
А без друзей на свете было б очень трудно жить
И серым стал бы даже алый парус

№ 6
Со слезами горячими провожала она
Своего ненаглядного, своего паренька
«Ты служи ненаглядный мой, ни о чем не тужи
Ну а если случится что — письмицо напиши»
Не прошло и полгодика, парень весточку шлет:
«Мне отрезало ноженьки, обожгло все лицо
Если любишь по-прежнему и горит огонек
Приезжай забери меня в наш родной городок»
А девченка ответила, что любви больше нет
Что другого мол встретила и таков мой ответ
«Ковыляй потихонечку — обо мне ты забудь!
Зарастут твои ноженьки — проживешь как-нибудь!»
Теплым утречком поздним возвращался домой
Старым дембельским поездом паренек молодой
С голубыми погогами и вся грудь в орденах
Шел он твердой походкою на обеих ногах
Со слезами горячими парня встретила мать
Подбежала девченка та и хотела обнять
«Как служал ненаглядный мой, как ты жил, горевал?»
Но с улыбкой холодною паренек ей сказал:
«Ковыляй потихонечку! Обо мне ты забудь!
Заросли мои ноженьки! Проживу как-нибудь!»

По материалам www.diary.ru

Добавить комментарий