Главная > Болезни > И матери наши в железных латах бьются в кровь о железную старость

И матери наши в железных латах бьются в кровь о железную старость

Наша с ней основная задача —
не застуканными быть на месте:
явки, пароли, чужие дачи,
и дома надо быть в десять.

Она прячет улыбку и слезы,
она редко мне смотрит в глаза;
мы спешим разными дорогами
на один вокзал.

В тайниках ледяного сердца
спрятан очень большой секрет,
как одна короткая встреча
затянулась на несколько лет.

Среди сотни общих знакомых
и десятка фальшивых друзей
она делает вид, что смеется,
я стараюсь не думать о ней.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

Это мы придумали Windows,
это мы объявили дефолт,
нам играют живые Битлз,
нестареющий Эдриан Пол,

наши матери в шлемах и латах
бьются в кровь о железную старость,
наши дети ругаются матом,
нас самих почти не осталось.

А мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

От Алтуфьево до Пражской
лишь на первый взгляд далеко:
мы везем московские тайны
по секретным веткам метро.

Не найдя подходящего слова
и не зная других аккордов,
мы теряем друг друга снова
в бесконечности переходов.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
мы засыпаем в метро.

Our main task is
not caught to be in place:
javki, passwords, other people’s cottages,
and the house must be in ten.

She hides a smile and tears,
she rarely looks me in the eye;
we rush different ways
on one station.

In the recesses of the icy heart
hidden very big secret
how one brief encounter
dragged on for several years.

Among the hundreds of mutual friends
and a dozen of fake friends
she pretends to be laughing,
I try not to think about it.

We could serve in the intelligence,
we could play in movies!
We sit like birds on different branches
and fall asleep on the subway.

We invented Windows
it we had defaulted,
we play live Beatles,
timeless Adrian Paul,

our mothers in hats and lats
beat in the blood of the iron age,
our children swear,
ourselves is almost gone.

And we could serve in the intelligence,
we could play in movies!
We sit like birds on different branches
and fall asleep on the subway.

From Altufevo to Prague
only at first glance far:
we carry Moscow secrets
secret subway lines.

Not finding the right words
and not knowing the other chords
we lose each other again
in the infinity of transitions.

We could serve in the intelligence,
we could play in movies!
We sit like birds on different branches
we fall asleep on the subway.

По материалам perevod-tekst-pesni.ru

Наша с ней основная задача —
не застуканными быть на месте:
явки, пароли, чужие дачи,
и дома надо быть в десять.

Она прячет улыбку и слезы,
она редко мне смотрит в глаза;
мы спешим разными дорогами
на один вокзал.

В тайниках ледяного сердца
спрятан очень большой секрет,
как одна короткая встреча
затянулась на несколько лет.

Среди сотни общих знакомых
и десятка фальшивых друзей
она делает вид, что смеется,
я стараюсь не думать о ней.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

Это мы придумали Windows,
это мы объявили дефолт,
нам играют живые Битлз,
нестареющий Эдриан Пол,

наши матери в шлемах и латах
бьются в кровь о железную старость,
наши дети ругаются матом,
нас самих почти не осталось.

А мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

От Алтуфьево до Пражской
лишь на первый взгляд далеко:
мы везем московские тайны
по секретным веткам метро.

Читайте также:  8 класс биология презентация внутренняя среда организма кровь

Не найдя подходящего слова
и не зная других аккордов,
мы теряем друг друга снова
в бесконечности переходов.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
мы засыпаем в метро. Our primary goal with her —
not be caught on the spot:
turnout , passwords , foreign cottages ,
and the house should be ten .

She hides a smile and tears
she rarely looks me in the eye;
we hasten to different roads
one station .

In the recesses of the heart of the ice
hidden very big secret
as a short meeting
dragged on for several years.

Among the hundreds of mutual friends
and dozens of false friends
she pretends to laugh ,
I try not to think about it .

We could serve in the exploration,
we could play in the movie!
We like birds sit on a different branch
and go to sleep in the subway.

This is what we came up with Windows,
what we defaulted ,
we play live Beatles
ageless Adrian Paul ,

our mothers in helmets and armor
beat in the blood of the iron age,
our children to obscene language ,
ourselves almost gone .

And we could serve in the exploration,
we could play in the movie!
We like birds sit on a different branch
and go to sleep in the subway.

From Altufevo to Prague
only at first glance far :
we carry the secrets of Moscow
by the secret subway line .

Not finding the right word
and not knowing the other chords ,
we lose each other again
at infinity of transitions .

We could serve in the exploration,
we could play in the movie!
We like birds sit on a different branch
we go to sleep in the subway .

По материалам pesenok.ru

Наша с ней основная задача —
не застуканными быть на месте:
явки, пароли, чужие дачи,
и дома надо быть в десять.

Она прячет улыбку и слезы,
она редко мне смотрит в глаза;
мы спешим разными дорогами
на один вокзал.

В тайниках ледяного сердца
спрятан очень большой секрет,
как одна короткая встреча
затянулась на несколько лет.

Среди сотни общих знакомых
и десятка фальшивых друзей
она делает вид, что смеется,
я стараюсь не думать о ней.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

Это мы придумали Windows,
это мы объявили дефолт,
нам играют живые Битлз,
нестареющий Эдриан Пол,

наши матери в шлемах и латах
бьются в кровь о железную старость,
наши дети ругаются матом,
нас самих почти не осталось.

А мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

От Алтуфьево до Пражской
лишь на первый взгляд далеко:
мы везем московские тайны
по секретным веткам метро.

Не найдя подходящего слова
и не зная других аккордов,
мы теряем друг друга снова
в бесконечности переходов.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
мы засыпаем в метро.

Наша с ней основная задача —
не застуканными быть на месте:
явки, пароли, чужие дачи,
и дома надо быть в десять.

Она прячет улыбку и слезы,
она редко мне смотрит в глаза;
мы спешим разными дорогами
на один вокзал.

В тайниках ледяного сердца
спрятан очень большой секрет,
как одна короткая встреча
затянулась на несколько лет.

Среди сотни общих знакомых
и десятка фальшивых друзей
она делает вид, что смеется,
я стараюсь не думать о ней.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

Читайте также:  Признаки и симптомы воспаления легких у взрослого без температуры

Это мы придумали Windows,
это мы объявили дефолт,
нам играют живые Битлз,
нестареющий Эдриан Пол,

наши матери в шлемах и латах
бьются в кровь о железную старость,
наши дети ругаются матом,
нас самих почти не осталось.

А мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

От Алтуфьево до Пражской
лишь на первый взгляд далеко:
мы везем московские тайны
по секретным веткам метро.

Не найдя подходящего слова
и не зная других аккордов,
мы теряем друг друга снова
в бесконечности переходов.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
мы засыпаем в метро.

По материалам onesong.ru

Для вашего ознакомления предоставлен текст песни Високосный Год — ..наши дети ругаются матом, нас самих почти не осталось., а еще перевод песни с видео или клипом.

Наша с ней основная задача —
не застуканными быть на месте:
явки, пароли, чужие дачи,
и дома надо быть в десять.

Она прячет улыбку и слезы,
она редко мне смотрит в глаза;
мы спешим разными дорогами
на один вокзал.

В тайниках ледяного сердца
спрятан очень большой секрет,
как одна короткая встреча
затянулась на несколько лет.

Среди сотни общих знакомых
и десятка фальшивых друзей
она делает вид, что смеется,
я стараюсь не думать о ней.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

Это мы придумали Windows,
это мы объявили дефолт,
нам играют живые Битлз,
нестареющий Эдриан Пол,

наши матери в шлемах и латах
бьются в кровь о железную старость,
наши дети ругаются матом,
нас самих почти не осталось.

А мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
и засыпаем в метро.

От Алтуфьево до Пражской
лишь на первый взгляд далеко:
мы везем московские тайны
по секретным веткам метро.

Не найдя подходящего слова
и не зная других аккордов,
мы теряем друг друга снова
в бесконечности переходов.

Мы могли бы служить в разведке,
мы могли бы играть в кино!
Мы как птицы садимся на разные ветки
мы засыпаем в метро.

Our primary goal with her —
not be caught on the spot:
turnout , passwords , foreign cottages ,
and the house should be ten .

She hides a smile and tears
she rarely looks me in the eye;
we hasten to different roads
one station .

In the recesses of the heart of the ice
hidden very big secret
as a short meeting
dragged on for several years.

Among the hundreds of mutual friends
and dozens of false friends
she pretends to laugh ,
I try not to think about it .

We could serve in the exploration,
we could play in the movie!
We like birds sit on a different branch
and go to sleep in the subway.

This is what we came up with Windows,
what we defaulted ,
we play live Beatles
ageless Adrian Paul ,

our mothers in helmets and armor
beat in the blood of the iron age,
our children to obscene language ,
ourselves almost gone .

And we could serve in the exploration,
we could play in the movie!
We like birds sit on a different branch
and go to sleep in the subway.

From Altufevo to Prague
only at first glance far :
we carry the secrets of Moscow
by the secret subway line .

Not finding the right word
and not knowing the other chords ,
we lose each other again
at infinity of transitions .

We could serve in the exploration,
we could play in the movie!
We like birds sit on a different branch
we go to sleep in the subway .

По материалам teksti-pesenok.ru

Добавить комментарий