Главная > Болезни > За каплю крови общую с народом прости меня о родина прости

За каплю крови общую с народом прости меня о родина прости

Печатается по Ст 1873, т. II, ч. 4, с. 228—230.

Впервые опубликовано и включено в собрание сочинений: Ст 1869, ч. 4, с. 224—226, с датой: «1867» (перепечатано: Ст 1873, т. II, ч. 4).

Автограф с полным текстом не найден. Лист наборной рукописи с десятью последними стихами (39—48) — ГБЛ, ф. 195, п. 7591. Рукопись чернилами, без правки, редакция совпадает с печатной. Текст перечеркнут крест-накрест, обведен рамкой, слева на полях помечено: «Чисто». Под текстом дата: «26—27 февр.». Сверху заголовок и приписка, вероятно, для наборщика издания Ст 1869, ч. 4: «Неизвестному другу. Пропуск на 224-ю стр.». На остальной части страницы и на обороте автограф стихотворения «Еще тройка».

В 1866 г. Некрасов получил письмо со стихотворным обращением к нему, вызванным ложными слухами о поэте и подписанным: «Неизвестный друг» (хранится в собрании М. М. Гина; под текстом помета рукой Некрасова: «Получил 3 марта 1866»):

Мне говорят: твой чудный голос — ложь;
Прельщаешь ты притворною слезою
И словом лишь к добру толпу влечешь,
А сам, как змей, смеешься над толпою.
Но их речам меня не убедить:
Иное мне твой взгляд сказал невольно.
Поверить им мне было б горько, больно.
Не может быть!
Мне говорят, что ты душой суров,
Что лишь в словах твоих есть чувства пламень,
Что ты жесток, что стих твой весь любовь,
А сердце холодно, как камень!
Но отчего ж весь мир сильней любить
Мне хочется, стихи твои читая?
И в них обман, а не душа живая.
Не может быть!
Но если прав ужасный приговор.
Скажи же мне, наш гений, гордость наша,
Ужель сулит потомства строгий взор
За дело здесь тебе проклятья чашу?
Ужель толпе дано тебя язвить,
Когда весь свет твоей дивится славе,
И мы сказать в лицо молве не вправе —
Не может быть!?
Скажи, скажи, ужель клеймо стыда
Ты положил над жизнию своею?
Твои слова и я приму тогда
И с верою расстанусь я моею.
Но нет! И им ее не истребить!
В твои глаза смотря с немым волненьем,
Я повторю с глубоким убежденьем:
Не может быть!

Автором стихотворения была поэтесса и переводчица О. П. Маркова-Павлова (1832—1896) (см.: Клочкова Л. П. Об авторе стихотворения «Не может быть». — Некр. сб., II, с. 501—507). Первым откликом Некрасова на стихотворение был набросок «Чего же вы хотели б от меня», написанный поэтом на тетрадном листке со стихотворением О. П. Павловой (см.: Гин М. М. Проблема долга перед народом в поэзии Н. А. Некрасова. — РЛ, 1961, No 2, с. 55-56).

«Умру я скоро. Жалкое наследство. «, написанное почти через год, адресовано не только «Неизвестному другу», но и всем тем, кто обрушился на поэта с обвинениями в отступничестве в связи с мадригалом Муравьеву (см. комментарий к стихотворению «Ликует враг, молчит в недоуменье. » — наст. изд., т. II, с. 429—430, и «Медвежьей охоте» — выше, с. 393 (. По содержанию и сило лирического чувства близко примыкает к стихотворениям «Рыцарь на час» (1862) и «Зачем меня на части рвете. » (1867).

Готовя перед смертью новое издание своих стихотворений, Некрасов сделал к этому произведению примечание: «Не выдуманный друг, но точно неизвестный мне . Где-нибудь в бумагах найдете эту пьесу, превосходную по стиху. Ее следует поместить в примечании» (Ст 1879, т. IV, с. LXXIII).

Как сообщает К. И. Чуковский, Ю. Н. Тынянов считал, что в комментируемом произведении отразилось стихотворение Беранже «Adieu», известное русскому читателю по переводам В. С. Курочкина и М. Л. Михайлова. В переводе А. А. Фета оно печаталось в некрасовском «Современнике» (1858, No 1, с. 38). Однако для этого сближения нет серьезных оснований, поскольку у Беранже отсутствует мотив вины, лежащий в основе некрасовского стихотворения.

Стихотворение было неприязненно встречено критикой (см. отзывы М. А. Антоновича в журнале «Космос», 1869, No 4, с. 35—36; Н. Н. Страхова в журнале «Заря», 1869, No 5, с. 164—167; С. С. Пашкова в журнале «Дело», 1875, No 2, с. 13—14, 1878, No 3, с. 311—312) и вызвало сочувственные поэтические отклики (см.: «Н. А. Некрасову» — Н, 1877, No 5; «О Н. А. Некрасове» Я. П. Полонского — помещено в разделе «Стихотворения 1870—1875 гг.» в изд.: Полонский Я. П. Поли. собр. стихотворений в 5-ти т., т. II. СПб., 1896, с. 71).

В фонде украинского поэта П. Грабовского (Архив АН Украинской ССР) хранится тетрадь со стихами ссыльных революционеров, следовавших в Сибирь. Среди них стихотворение неизвестного поэта «Памяти Некрасова», относящееся к 1888—1889 гг. Автор приводит строки Некрасова: «За каплю крови, общую с народом, Мои грехи, о Родина! Прости!» — и продолжает:

Не проси, друг народа, прощенья в грехах
Ты слезами их смыл за народную скорбь,
Ты ее показал в дорогих нам стихах
И любить научил и страдать. умирать

В 1912 г. В. И. Ленин в статье «Еще один поход на демократию» использовал «Умру я скоро. Жалкое наследство. » в полемике с либералами-кадетами, «хватавшими за фалды Некрасова»: «Некрасов по личной слабости грешил нотками либерального угодничества, но сам же горько оплакивал свои «грехи» и публично каялся в них «Неверный звук» — вот как называл сам Некрасов свои либерально-угоднические грехи» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22. Изд. 5-е. М., 1961, с. 84).

Те жребием постигнуты жестоким. — Очевидно, намек на Н. Г. Чернышевского (Некр. сб., II, с. 97).

По материалам nekrasov-lit.ru

Такие настроения часто бывали свойственны поэту. Начиная читать стих «Умру я скоро. Жалкое наследство…» Некрасова Николая Алексеевича, надо прокомментировать не вполне понятные жалобы поэта. В первой длинной шестнадцатистрочной строфе он говорит о том, что, в отличие от краткой «бури» (потрясения), долгая не укрепляет, а подавляет человека. В классе на уроке литературы надо вспомнить о тяжелых детстве и юности поэта. Во второй лирический герой кается, что иногда писал «неправильные» стихи ради какой-то цели; в третьей – выражает неуверенность, что сделал для народа все, что мог. Необходимо обратить внимание на повторяющийся в конце каждой строфы рефрен: «За каплю крови, общую с народом». Поэт хочет подчеркнуть свое родство с народом, близость страданий простых людей в душе Некрасова.

Читать полностью и учить онлайн это стихотворение можно на нашем сайте.

Посвящается неизвестному
другу, приславшему мне сти-
отворение “Не может быть”

Умру я скоро. Жалкое наследство,
О родина! оставлю я тебе.
Под гнетом роковым провел я детство
И молодость — в мучительной борьбе.
Недолгая нас буря укрепляет,
Хоть ею мы мгновенно смущены,
Но долгая — навеки поселяет
В душе привычки робкой тишины.
На мне года гнетущих впечатлений
Оставили неизгладимый след.
Как мало знал свободных вдохновений,
О родина! печальный твой поэт!
Каких преград не встретил мимоходом
С своей угрюмой музой на пути.
За каплю крови, общую с народом,
И малый труд в заслугу мне сочти!

Читайте также:  Значение резус фактора при переливании крови и при беременности

Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука.. Давно я одинок;
Вначале шел я с дружною семьею,
Но где они, друзья мои, теперь?
Одни давно рассталися со мною,
Перед другими сам я запер дверь;
Те жребием постигнуты жестоким,
А те прешли уже земной предел…
За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов всё больше на пути —
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина! прости!

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведет,
Но, жизнь любя, к ее минутным благам
Прикованный привычкой и средой,
Я к цели шел колеблющимся шагом,
Я для нее не жертвовал собой,
И песнь моя бесследно пролетела,
И до народа не дошла она,
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
За то, что я, черствея с каждым годом,
Ее умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости.

По материалам obrazovaka.ru

(Посвящается неизвестному
другу,
приславшему мне стихотворение
«Не может быть»)

Умру я скоро. Жалкое наследство,
О родина! оставлю я тебе.
Под гнетом роковым провел я детство
И молодость – в мучительной борьбе.
Недолгая нас буря укрепляет,
Хоть ею мы мгновенно смущены,
Но долгая – навеки поселяет
В душе привычки робкой тишины.
На мне года гнетущих впечатлений
Оставили неизгладимый след.
Как мало знал свободных вдохновений,
О родина! печальный твой поэт!
Каких преград не встретил мимоходом
С своей угрюмой музой на пути.
За каплю крови, общую с народом,
И малый труд в заслугу мне сочти!

Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука.. Давно я одинок;
Вначале шел я с дружною семьею,
Но где они, друзья мои, теперь?
Одни давно рассталися со мною,
Перед другими сам я запер дверь;
Те жребием постигнуты жестоким,
А те прешли уже земной предел…
За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов всё больше на пути –
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина! прости!

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведет,
Но, жизнь любя, к ее минутным благам
Прикованный привычкой и средой,
Я к цели шел колеблющимся шагом,
Я для нее не жертвовал собой,
И песнь моя бесследно пролетела,
И до народа не дошла она,
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
За то, что я, черствея с каждым годом,
Ее умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости.


Главная
Поэзия XX века
Русская поэзия
Зарубежная Поэзия и Проза.
Документальные фильмы
Сказки
В мире интересного
Художественные фильмы СССР
Аудикниги

По материалам besedinpawel.ru

Посвящается неизвестному другу, приславшему мне стихотворение «Не может быть»

Умру я скоро. Жалкое наследство,
О родина! оставлю я тебе.
Под гнетом роковым провел я детство
И молодость — в мучительной борьбе.
Недолгая нас буря укрепляет,
Хоть ею мы мгновенно смущены,
Но долгая — навеки поселяет
В душе привычки робкой тишины.
На мне года гнетущих впечатлений
Оставили неизгладимый след.
Как мало знал свободных вдохновений,
О родина! печальный твой поэт!
Каких преград не встретил мимоходом
С своей угрюмой музой на пути.
За каплю крови, общую с народом,
И малый труд в заслугу мне сочти!

Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука… Давно я одинок
Вначале шел я с дружною семьею,
Но где они, друзья мои, теперь?
Одни давно рассталися со мною,
Перед другими сам я запер дверь
Те жребием постигнуты жестоким,
А те прешли уже земной предел…
За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов всё больше на пути —
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина! прости!

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведет,
Но, жизнь любя, к ее минутным благам
Прикованный привычкой и средой,
Я к цели шел колеблющимся шагом,
Я для нее не жертвовал собой,
И песнь моя бесследно пролетела,
И до народа не дошла она,
Одна любовь сказаться в ней успела
К тебе, моя родная сторона!
За то, что я, черствея с каждым годом,
Ее умел в душе моей спасти,
За каплю крови, общую с народом,
Мои вины, о родина! прости.

«Умру я скоро. Жалкое наследство…» Николай Некрасов

Посвящается неизвестному
другу, приславшему мне сти-
отворение Не может быть

Умру я скоро. Жалкое наследство,
О родина! оставлю я тебе.
Под гнетом роковым провел я детство

И молодость — в мучительной борьбе.
Недолгая нас буря укрепляет,
Хоть ею мы мгновенно смущены,
Но долгая — навеки поселяет
В душе привычки робкой тишины.
На мне года гнетущих впечатлений
Оставили неизгладимый след.
Как мало знал свободных вдохновений,
О родина! печальный твой поэт!
Каких преград не встретил мимоходом
С своей угрюмой музой на пути.
За каплю крови, общую с народом,
И малый труд в заслугу мне сочти!

Не торговал я лирой, но, бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука. Давно я одинок
Вначале шел я с дружною семьею,
Но где они, друзья мои, теперь?
Одни давно рассталися со мною,
Перед другими сам я запер дверь
Те жребием постигнуты жестоким,
А те прешли уже земной предел
За то, что я остался одиноким,
Что я ни в ком опоры не имел,
Что я, друзей теряя с каждым годом,
Встречал врагов всё больше на пути —
За каплю крови, общую с народом,
Прости меня, о родина! прости!

Я призван был воспеть твои страданья,
Терпеньем изумляющий народ!
И бросить хоть единый луч сознанья
На путь, которым бог тебя ведет,
Но, жизнь любя, к ее минутным благам

Произведение Умру я скоро. Жалкое наследство написано в 1867 году. Некрасов посвятил его неизвестному другу , приславшему поэту стихотворение собственного сочинения под названием Не может быть . В нем аноним выражал протест против слухов, призванных опорочить Николая Алексеевича. Кто же решился поддержать Некрасова, но при этом предпочел оставить в тайне имя? По мнению литературоведов, автор Не может быть — Ольга Петровна Мартынова, писательница 50-90-х годов XIX столетия. Женщина творила под несколькими псевдонимами — Ольга П. Павлова Ольга, Павлова О. П-а Ольга. О том, что посвящение Николаю Алексеевичу принадлежит именно ее перу, исследователи узнали из дневника матери писательницы — Ольги Васильевны Мартыновой. Там же указана дата создания Не может быть — шестое февраля 1866 года. Ольга Петровна была увлечена творчеством Некрасова. Кроме того, из дневника ее матери становится понятно, что женщина лично знала знаменитого литератора.

Читайте также:  Гимнастика для суставов по Норбекову: лечебные упражнения

Умру я скоро. Жалкое наследство — подведение жизненных итогов. Стихотворение принято относить к так называемой покаянной лирике Некрасова. Среди ее наиболее известных образцов — Рыцарь на час , Памяти Добролюбова , Я за то глубоко презираю себя . Главная тема стихотворений — попытка преодоления внутреннего разлада. Николаю Алексеевичу нередко казалось, что он не в полной мере соответствует высокому идеалу человека и поэта. Умру я скоро. Жалкое наследство — стихотворение-исповедь, преисполненное душевной болью, раскаянием, душевными терзаниями. В нем поэт рассуждает о родине, народе, друзьях, творчестве.

Первая часть произведения — рассказ о детстве и молодости лирического героя. Некрасов повествует о революционных настроениях, царивших в просвещенном обществе. Поэт сравнивает их с бурей. По мнению Николая Алексеевича, если она длится недолго, то способна укрепить бойцов. Вот только в России противостояние с властью затянулось. Люди привыкли молчать. Такая ситуация породила гнетущие впечатления у лирического героя, которые оставили в душе его неизгладимый след. Вторая часть содержит рассуждения на тему не всегда правильного использования лиры. По словам лирического героя, порой она издавала неверные звуки. Скорей всего, Некрасов имеет в виду те стихотворения, которые он написал не столько по велению Музы, сколько для того, чтобы журнал Современник , издаваемый им, смог удержаться на плаву. Также во второй части лирический герой рассказывает о своем тотальном одиночестве. Многие друзья безвозвратно потеряны. Все больше становится врагов. В заключении лирический герой сокрушается, что недостаточно посредством творчества сделал для русского народа.

В каждой части Некрасов повторяет строку: За каплю крови, общую с народом . С ее помощью он подчеркивает свое малое, но все-таки родство с простыми людьми — рабочими, крестьянами. Кроме того, на протяжении всего стихотворения лирический герой обращается к родине и просит у нее прощения.

(Посвящается неизвестному другу, приславшему мне стихотворение «Не может быть») Умру я скоро. Жалкое наследство, О родина! оставлю я тебе. Под гнетом роковым провел я детство И молодость — в мучительной борьбе. Недолгая нас буря укрепляет, Хоть ею мы мгновенно смущены, Но долгая — навеки поселяет В душе привычки робкой тишины. На мне года гнетущих впечатлений Оставили неизгладимый след. Как мало знал свободных вдохновений, О родина! печальный твой поэт! Каких преград не встретил мимоходом С своей угрюмой музой на пути. За каплю крови, общую с народом, И малый труд в заслугу мне сочти!

Не торговал я лирой, но, бывало, Когда грозил неумолимый рок, У лиры звук неверный исторгала Моя рука. Давно я одинок Вначале шел я с дружною семьею, Но где они, друзья мои, теперь? Одни давно рассталися со мною, Перед другими сам я запер дверь Те жребием постигнуты жестоким, А те прешли уже земной предел. За то, что я остался одиноким, Что я ни в ком опоры не имел, Что я, друзей теряя с каждым годом, Встречал врагов всё больше на пути — За каплю крови, общую с народом, Прости меня, о родина! прости! Я призван был воспеть твои страданья, Терпеньем изумляющий народ! И бросить хоть единый луч сознанья На путь, которым бог тебя ведет, Но, жизнь любя, к ее минутным благам Прикованный привычкой и средой, Я к цели шел колеблющимся шагом, Я для нее не жертвовал собой, И песнь моя бесследно пролетела, И до народа не дошла она, Одна любовь сказаться в ней успела К тебе, моя родная сторона! За то, что я, черствея с каждым годом, Ее умел в душе моей спасти, За каплю крови, общую с народом, Мои вины, о родина! прости.

Русские поэты. Антология русской поэзии в 6-ти т.
Москва: Детская литература, 1996.

Другие стихи Николая Некрасова

  • Тяжелый год — сломил меня недуг.
    Тяжелый год — сломил меня недуг, Беда застигла,- счастье изменило,- И не щадит меня ни враг, ни друг, И даже ты не пощадила.
  • Тяжелый крест достался ей на долю.
    Тяжелый крест достался ей на долю: Страдай, молчи, притворствуй и не плачь Кому и страсть, и молодость, и волю — Всё отдала — тот стал ее палач.
  • Убогая и нарядная
    1 Беспокойная ласковость взгляда, И поддельная краска ланит, И убогая роскошь наряда —.
  • Умру я скоро. Жалкое наследство.
  • Утро
    Ты грустна, ты страдаешь душою: Верю — здесь не страдать мудрено. С окружающей нас нищетою Здесь природа сама заодно.
  • Филантроп
    Частию по глупой честности, Частию по простоте, Пропадаю в неизвестности, Пресмыкаюсь в нищете.
  • Что думает старуха, когда ей не спитсЯ
    В позднюю ночь над усталой деревнею Сон непробудный царит, Только старуху столетнюю, древнюю Не посетил он.— Не спит.

    Умру я скоро. Жалкое наследство.

    (Посвящается неизвестному другу,
    приславшему мне стихотворение
    «Не может быть»)

    Умру я скоро. Жалкое наследство,
    О родина! оставлю я тебе.
    Под гнетом роковым провел я детство
    И молодость — в мучительной борьбе.
    Недолгая нас буря укрепляет,
    Хоть ею мы мгновенно смущены,
    Но долгая — навеки поселяет
    В душе привычки робкой тишины.
    На мне года гнетущих впечатлений
    Оставили неизгладимый след.
    Как мало знал свободных вдохновений,
    О родина! печальный твой поэт!
    Каких преград не встретил мимоходом
    С своей угрюмой музой на пути.
    За каплю крови, общую с народом,
    И малый труд в заслугу мне сочти!

    Не торговал я лирой, но, бывало,
    Когда грозил неумолимый рок,
    У лиры звук неверный исторгала
    Моя рука. Давно я одинок
    Вначале шел я с дружною семьею,
    Но где они, друзья мои, теперь?
    Одни давно рассталися со мною,
    Перед другими сам я запер дверь
    Те жребием постигнуты жестоким,
    А те прешли уже земной предел.
    За то, что я остался одиноким,
    Что я ни в ком опоры не имел,
    Что я, друзей теряя с каждым годом,
    Встречал врагов всё больше на пути —
    За каплю крови, общую с народом,
    Прости меня, о родина! прости!

    Я призван был воспеть твои страданья,
    Терпеньем изумляющий народ!
    И бросить хоть единый луч сознанья
    На путь, которым бог тебя ведет,
    Но, жизнь любя, к ее минутным благам
    Прикованный привычкой и средой,
    Я к цели шел колеблющимся шагом,
    Я для нее не жертвовал собой,
    И песнь моя бесследно пролетела,
    И до народа не дошла она,
    Одна любовь сказаться в ней успела
    К тебе, моя родная сторона!
    За то, что я, черствея с каждым годом,
    Ее умел в душе моей спасти,
    За каплю крови, общую с народом,
    Мои вины, о родина! прости.

    По материалам mirshablonov.ru

  • Добавить комментарий