Главная > Болезни > Женщина спасшая своего ребенка землетрясение в армении своей кровью

Женщина спасшая своего ребенка землетрясение в армении своей кровью

Режиссер Сарик Андреасян — о том, как и для чего он снял «Землетрясение», фильм о нашей общей трагедии.

автор Екатерина Максимова/фото «Марс Медиа Энтертейнмент»


— Вам было 4 года, когда случилось это землетрясение. Как далеко Ереван от тех мест? Что вы видели, слышали вокруг себя?
— Да-да, мне было 4 годика. Мама работала воспитательницей, я был с ней в детском саду. Ереван — это где-то два с половиной часа на машине от эпицентра трагедии. Ленинакан, Спитак и Кировакан находятся ближе к горам, это более сейсмически активные зоны. В Ереване ведь тоже тряхнуло, здания шатались, вылетали стекла. Помню, что все побежали на улицу. Да, отчетливо помню саму тряску, маму, как все бегут. По соседству была школа, где учились мои старшие братья. Все выбежали на улицу перепуганные, человек 300-400 собралось. И уже потом я помню, какой был кипиш дома. Ну, знаете, армянские семьи любят собраться вечером, обсудить дела, попить кофе. Помню, что-то необычное происходило, все шушукались, вздыхали, говорили, что что-то страшное случилось.

— Тогда же еще не понимали масштабов трагедии.
— Конечно, интернета и мгновенных прямых репортажей не было. Помню, туда сразу начали уезжать многие мужчины. Не зная, что на самом деле случилось, некоторые везли с собой детей-подростков. Вот это было страшно, потому что даже многие взрослые не смогли выдержать того, что там увидели. Там ведь люди, приехавшие разбирать завалы, просто с ума сходили.

Спасатели сидели у костров и слушали в ночной тишине стоны из-под завалов. И не могли помочь. От этой беспомощности и сходили с ума.

На премьере в Армении ко мне подошла одна женщина: «Вы почему не рассказали самую известную историю про землетрясение?». Я даже смутился немного, но старался не подавать вида, пока она рассказывала мне историю про то, как больше недели мать с ребенком лежали под завалами, и мама кормила ребенка кровью из своего пальца. Честно, я не знал эту историю. Потом поспрашивал людей, говорят, да, было такое. Уникальный случай, потому что на седьмой день живых уже не доставали. Но потом я себя успокоил тем, что это настолько мощная история, что о ней надо снимать отдельный фильм.
Мы многое пытались учесть, но старались не сгущать краски. Все острые моменты брали из жизни. Сцена, когда ребенка выбрасывают в окно — это нам рассказывала женщина, которая работала в госпитале. Среди раненых привезли ребенка, завернутого в шинель. Отец, понимая, что не успеет выбраться, завернул ребенка и выбросил его в окно, а сам остался под завалами.
Надо признать, что ни Армения, ни весь Советский Союз не были готовы к такой трагедии. Только после Чернобыля в 1986 году и армянского землетрясения в 1988-м было создано МЧС. Тогда не было такой структуры, не мог, как сегодня, спасательный вертолет вылететь куда угодно в кратчайшие сроки. Первый кран, первая тяжелая техника доехала до Еревана спустя 78 часов, то есть на третий день. Ехали из городов Армении, из Грузии, из Ростова и Краснодара. Приезжали на своих «жигулях», привозили лопаты. По большому счету, были беспомощны. Потому что даже 10 человек вместе не могут поднять тонну. Многие люди рассказывали, что страшнее всего было ночью, когда невозможно было работать, потому что не было электричества. И они вынуждены были сидеть у костров и слушать в ночной тишине стоны, разносящиеся по всему городу. От этой тотальной беспомощности и сходили с ума.
Ленинакан сейчас называется Гюмри. Каждый год 7 декабря весь город встает в жуткой пробке: люди приезжают со всех уголков мира. Двадцать пять тысяч человек похоронено на кладбище в этот день. Я не смог отразить это в фильме, хотя очень хотел. Просто представьте, огромное кладбище, и на всех могилах – декабрь 1988-го года.

— Люди, которые были очевидцами, не говорили: «Ребята, не надо лишних разговоров, об этой теме лучше молчать?»
— Не было такого. Наоборот, очевидцы тех событий хотели говорить и говорить об этом, рассказывали все новые и новые истории. У многих моих армянских друзей русские жены. Понятно, что не нужно быть армянином, чтобы проникнуться этой трагедией, плачут и страдают все одинаково, но люди проникаются, начинают интересоваться историей, смотреть архивы и в итоге уже по-новому смотрят на нашу культуру. Да я уверен, что даже армянские дети в 12, скажем, лет не очень знают обо всем этом, а такие вещи нужно знать. Я помню из своего детства, каждое 7 декабря было особенным днем в Советском Союзе. В начале 1990-х, мы тогда жили в Казахстане, об этой дате говорили, объявляли по телевизору, был траур, но потом обо всем как будто забыли. Мы вдруг стали жить в разных странах.
Я изначально ставил себе задачу, чтобы фильм был честный. Я боялся чрезмерной художественности, не хотел, чтобы кто-то подумал, что я что-то в этой трагедии романтизирую. Весь символизм фильма — из архивов. Допустим, когда рухнула церковь, есть кадр креста с Иисусом на фоне развалин, это художественный кадр, но он воссоздает то, что реально было в хронике. В конце на титрах я сравниваю кадры из хроники и из фильма. Это такой сильный ход, там людей прорывает на слезы, потому что многие начинают осознавать, что все это действительно не придумано.

Для фильма надо было шить одежду в стиле 1988-го года. Нас выручило то, что мы внутри армянской темы. Очень накопительная нация, никто ничего не выбрасывает.

— Кстати, вы еще тогда упомянули, что испанский фильм стоил 30 млн. евро. А ваш, если верить «Кинопоиску», 200 млн. рублей, то есть чуть больше 3 млн. евро. Как вы уложились в такой довольно скромный бюджет?
— Если быть точным, 206 млн рублей. Когда в Америке мы показывали фильм, заокеанские коллеги предположили, что наш бюджет не меньше 10 миллионов. Уложились в три, потому что очень многие люди на съемках получали очень мало денег. Многие оценили идею. Там ведь 90% армянских артистов, и мы договорились, чтобы они получали армянские гонорары, снимаясь при этом в Москве. Нас сильно выручили декорации, которые нам не пришлось строить с нуля. Когда мы начали обсуждать фильм, я понял, что мы в жизни не сможем построить то количество зданий, которые у нас есть в сценарии и в смете. Случай помог. Я до этого снимал «Защитников» на заброшенном заводе. А это 10 тысяч квадратных метров разрушенных помещений. Мы туда вернулись. Потом зашел разговор о том, что надо шить одежду в стиле 1988-го года. Здесь нас выручило то, что мы внутри армянской темы. Там особое отношение к вещам, у моей бабушки до сих пор два шкафа старой одежды. Очень накопительная нация, никто ничего не выбрасывает. Поэтому наш художник по костюмам просто ходила по Ленинакану, стучалась в дома и за какие-то небольшие деньги выкупала у людей одежду килограммами.
Мне кажется, взаимопомощь — это главная армянская черта. Недавно познакомился в фейсбуке с писателем, парень фантастику пишет. Мы с ним встретились. Он спрашивает: «Почему вы так быстро отреагировали?». Я ему честно признался: «Потому что вы армянин». А что в этом плохого?

Я вырос в Казахстане, в Кустанае. В 2001 году у меня с двумя братьями было рекламное агентство: для радио делали какие-то ролики, объявления. И я помню, что как раз в двухтысячные в Казахстане начались «лихие девяностые». Мы, недолго думая, собрались и уехали в Москву. Мой первый фильм «Лопухи» продюсировали люди, которые никогда в жизни не занимались кино. И когда фильм был готов, я увидел, что они не понимают, что с ним дальше делать. Это был стресс для меня. Я думал, неужели мой фильм так и останется в этой «монтажке». Мы с братом начали ходить и искать выходы, невольно стали продюсерами. В какой-то момент пришли в компанию «Парадиз». Я очень хорошо помню эту встречу. Геворг Нерсисян, глава «Парадиза», сказал, что он берет фильм только потому, что «ребята очень воспитанные, а еще и армяне». Теперь моя очередь помогать. Кевин Спейси сказал гениальную фразу: «Если ты поднялся на лифте наверх, отправь лифт обратно за другими».

— Исполнитель одной из главных ролей в «Землетрясении» — Константин Лавроненко, вы же знаете, что он ростовчанин? Он что-то вам рассказывал, помнит ли он об этих событиях со своей, ростовской стороны?
— Знаю, конечно. Знаю еще, что в Ростове армяне вторые по численности населения. Он все помнит, все-таки ему 55 лет. Он говорит, что многие из Ростова уезжали на помощь. У нас в фильме есть крановщик из Ростова. Реально крановщик приехал из Курска на 3-й или 4-й день, по дороге ему, действительно, все бесплатно заливали солярку. Но сценаристы переделали Курск на Ростов. Сказали: «Так колоритнее». Я не стал спорить.

— В прошлый раз, когда мы с вами обсуждали нападки на ваши фильмы, вы очень легко к этому относились. Говорили: «Не разбирайте мою комедию по критериям фильмов Звягинцева. Пирожки сравнивайте с пирожками». «Землетрясение» для вас не пирожок, очевидно. За него будете грызть горло, наверное.
— 99% отзывов, которые я прочитал, положительные и даже восторженные. Это для меня новые ощущения. Если честно, мне даже не с кем грызться. Скепсис и ревность есть разве что со стороны армянских кинематографистов. Понятно, для них это серьезный стресс, у них другие бюджеты, им сложно конкурировать с «зарубежными армянами». Особенно, когда «оскаровский» комитет Армении решил выдвинуть «Землетрясение» на премию этого года.

— Я читала, что вы не прошли на «Оскар» по каким-то техническим причинам.
— Да, это наша досадная глупость. Не прошли регламент, потому что в списке из 20 создателей фильма 14 были гражданами России. Хотя большинство там этнические армяне.

— Просто в следующий раз будете знать, как правильно заполнять бумаги.
— Дай бог, если этот следующий раз наступит. И еще это говорит о том, что армян вокруг чуть больше, чем кажется.

— Получается, «Землетрясение» — ваша очередная попытка захода на Голливуд. Когда пойдете снова и с чем?
— Три недели назад я подписал контракт на съемки фильма в Голливуде. Это не студийный фильм, его делает не корпорация, а частный продюсер, но это фильм с актерами категории А. Я там выступаю исключительно как режиссер. Это будет триллер с бюджетом 25 миллионов долларов. У меня есть сценарий, но говорить о нем пока нельзя. Им интересен режиссер, который за 25 миллионов может снять фильм, который будет выглядеть на 35, а то и больше. На своих «Защитников» (фильм о советских супергероях-мутантах) мы потратили почти 400 миллионов рублей. Когда иностранцы, из-за чехарды с курсом, думают, что это где-то 15 миллионов долларов, мы просто молчим. В их понимании такое кино не может стоить маленьких денег. Короче, всему миру нужно большое кино, маленькое кино уже никому не нужно.

— Что вы называете маленьким кино?
— То же мое «Ограбление по-американски» — это маленькое кино. Кино, из-за которого не стоит идти в кинотеатр. Так, посмотреть вечером по телевизору. И не обломаться. Это не must see для кинотеатра. Кинотеатру нужно визуальное событие. Как «Экипаж». Или «Викинг», я думаю, это будет событие. Мне кажется, через 10 лет в кино будут прокатываться фильмов 100 в год, таких как «Доктор Стрэндж», с бюджетом в 200 млн. долларов. А все маленькое кино будет на платном телевидении вроде «Нетфликса».

Читайте также:  Как очистить легкие после курения: как восстановить от никотина в домашних условиях после сигарет

— «Землетрясению» какая судьба уготована в России и за рубежом? Каким количеством экранов пойдете?
— В Армении фильм вышел в прокат 18 ноября. В Ереване всего четыре основных кинотеатра. В первый же день фильм заработал больше, чем, скажем, «Доктор Стрэндж». Понятно, что это смешные цифры — миллион двести тысяч рублей. Но для 4 кинотеатров это очень большие деньги. И это только начало.
В России фильм выходит 1 декабря. Это 1100 кинотеатров, экранов больше. Плюс Прибалтика, Казахстан, Белоруссия, Молдова, Таджикистан. Во-первых, он интересен диаспоре, а во-вторых, все-таки еще жива советская память об этой общей для всех трагедии. Еще мы продали фильм в Японию, Корею, Латинскую Америку. Там покупали фильм исключительно как драму. Думаю, в Америке выйдем в прокат на уровне Калифорнии и Нью-Йорка, там, где много русскоговорящих. Может быть, пойдем во Францию, потому что только в Париже 500 тысяч армян. Еще один важный момент. Фильм способен помочь в организации специальных благотворительных вечеров. У меня есть знакомая Тереза Мхитарьян, которая по всему миру собирает деньги для жителей Ленинакана, чтобы они могли переехать в новые квартиры. Вы в курсе, что 28 лет прошло, но до сих пор из 500 тысяч человек, оставшихся из-за трагедии на руинах, около трех тысяч остаются без жилья, ютятся в гаражах? Так вот, она устраивает благотворительный ужин где-нибудь в Швейцарии, рассказывает об этом швейцарцам и после каждого такого вечера приезжает в Ленинакан, покупает 2-3 квартиры и заселяет туда людей. Квартира в Ленинакане стоит в районе 10 тысяч долларов. Мы договорились, что после проката отдадим ей фильм для показа на благотворительных вечерах.

— Какие-то еще сюжеты из нашей советской истории кажутся вам достойными внимания, экранизации? Шаварш Карапетян, например: мы с ним делали интервью, поразительный человек. Его история — это ваше кино или нет?
— Недавно общались с нашим другом Кареном Оганесяном, он сказал, что хотел бы снять фильм про Шаварша. Мы поговорили, решили, что нужно делать. Ждем весны, Карен освободится, пообщаемся с Шаваршем, засядем за сценарий. Действительно, история замечательная. Я думаю, этот фильм нужен. А я собираюсь снимать фильм под названием «Непрощенный», про Виталия Калоева. «Непрощенный» — потому что там и авиадиспетчер непрощенный, и сам Калоев не прощен семьей диспетчера. Страшный парадокс: у человека отобрали детей и жену, он отобрал у детей и жены отца. Это древнегреческая драма в реальности. Все неправы, все по-своему правы, и все в итоге несчастны.

— Из каких чужих фильмов состоит режиссер Сарик Андреасян?
— Все мои любимые фильмы — из 80х и 90-х. Не знаю, может потому что это выпало на мое детство. Я состою из Скорсезе, Майкла Манна, Земекиса, Брайана де Пальмы. Обожаю академичное кино. «Землетрясение», кстати, тоже в этой традиции. Еще недавно понял, что, например, фильмы Гая Ричи, которые я обожал, не выдержали для меня испытания временем. Даже «Бойцовский клуб», по которому я сходил с ума, не смог пересмотреть. А вот «Казино», «Славные ребята», «Схватка» или «Форрест Гамп» — это навсегда. Как и Спилберг, Иньяриту или Нолан.

— Да, чуть не забыла спросить! Что ваша мама о «Землетрясении» сказала? В прошлый раз вы признались, что она поругивает ваши фильмы.
— Ой, мама! Знаете шутку: главное, чтобы вы были успешнее, чем сын подруги. Это про меня. Ну, нет, конечно же, мама заплаканная была, хоть и держалась, а папа вообще не скрывался, плакал. Но у меня с головой все в порядке, я понимаю, что в случае мамы гордость за сына берет верх над объективной оценкой продукта.

По материалам nationmagazine.ru

1 декабря 2016 года в России состоялась премьера нового фильма Сарика Андреасяна, основанного на реальных событиях. Землетрясение 1988 года в Армении длилось всего 30 секунд, но нанесло сильнейшие разрушения практически по всей стране. В эпицентре — Спитаке — его мощность достигла 10-балльной отметки по шкале Рихтера.

Специалисты, занимавшиеся расследованием катастрофы, выяснили, что при Спитакском землетрясении 1988 года в области разрыва земной коры высвободилась энергия, равная взрыву 10 (!) атомных бомб одновременно. Отголоски стихии облетели всю планету: учёные зарегистрировали волну в лабораториях Азии, Европы, Америки и даже Австралии.

Всего за полминуты процветающая республика СССР превратилась в руины — 40% промышленного потенциала страны было разрушено, а сотни тысяч людей остались без крыши над головой.

Истории очевидцев землетрясения 1988 года в Армении невозможно слушать без содрогания. Всё произошло в понедельник, в первый день рабочей недели. Первый толчок произошёл 7 декабря в 11:41. Выжившие в жуткой катастрофе рассказывают, что в первый миг от сильнейшего движения высотные дома буквально подпрыгнули в воздух, а затем сложились как карточный домик, похоронив под своими завалами всех, кто был внутри.

Последствия землетрясения в Армении 1988 года | Комсомольская правда

Тем, кого землетрясение застигло на улице, повезло немного больше, но стоять было практически невозможно. Люди в панике бежали к ближайшим площадям и скверам в надежде не попасть под обломки.

Спустя долгих 30 секунд грохот сменился оглушительной тишиной, а над руинами зависло огромное облако пыли. Но самое страшное только начиналось.

Хотя чаще всего правительство СССР умалчивало о катастрофах, в 1988 году землетрясение в Армении обсуждалось во всех новостях. Слухи разлетались быстро — и это неудивительно, ведь в один момент была разрушена половина республики.

Мобильных телефонов и интернета не существовало. Пострадавшие пытались оправиться. Кто-то спешил домой, чтобы спасти близких, но вытащить выживших из-под завалов без профессиональных спасателей было практически невозможно.

Последствия землетрясения в Армении в декабре 1988 года | Маршруты

К сожалению, помощь пришла не сразу. Требовалось всё подготовить. К тому же, инфраструктура была практически уничтожена. А когда о землетрясении сообщили по телевидению, в Армению ринулись тысячи желающих помочь. Многие спасатели просто не могли добраться, так как все дороги были забиты.

Хуже всего пришлось тем, кто во время землетрясения 1988 года оказался под завалами собственного дома. Всему миру известна история Эммы Акопян и её дочери Мариам. Женщина чудом осталась в живых. Под обломками здания она с младенцем провела целых 7 дней. Сперва кормила ребёнка грудью, а когда молоко закончилось, проколола палец и давала собственную кровь. Чтобы вызволить Эмму и Мариам, спасателям потребовалось целых 6 часов. Однако большинство историй закончились гораздо трагичнее — большинство людей так и не дождались помощи.

На место случившегося были отправлены части Вооружённых сил СССР и Пограничные войска КГБ. В Москве была срочно сформирована и отправлена по воздуху бригада из 98 медиков высочайшей квалификации и полевых хирургов. В операции принял участие сам министр здравоохранения — Евгений Чазов.

Узнав о землетрясении в Армении, Михаил Горбачёв прервал официальный визит в США и прилетел на место трагедии, чтобы лично контролировать ход спасательных работ.

По всей республике строились палаточные городки и полевые кухни, где пострадавшие могли найти тепло и еду.

Спасатели в Армении в декабре 1988 года | Вести.RU

Спасателям пришлось работать в условиях жуткого холода и человеческой паники. В эти страшные дни люди готовы были драться за подъёмные краны, чтобы приподнять тяжёлые плиты и спасти родных. Возле развалин многоэтажек скапливались горы тел, чувствовался запах тления.

Более 100 стран со всех континентов направили в Армению гуманитарную помощь. Чтобы возродить инфраструктуру, из всех уголков СССР были призваны более 45 тысяч строителей. Правда после развала Союза работы приостановились.

Практически каждый житель страны в те непростые недели считал своим долгом хоть как-то помочь Армении. Безо всяких приказов сверху студенты вставали в очередь, чтобы сдать кровь. Люди опорожняли свои кладовки и подвалы, чтобы передать пострадавшим от землетрясения 1988 года консервы, крупы и другие продукты, припасённые на «чёрный день”. И это несмотря на то, что полки магазинов пустовали.

Спитак — город, ставший эпицентром страшного землетрясения 1988 года — был практически молниеносно уничтожен, вместе с 350 тысячами жителей. Огромные разрушения постигли Ленинакан (ныне Гюмри — Прим. ред.), Кировакан и Степанаван. Всего от стихии пострадали 21 город и 350 сёл. Только согласно официальным данным, катастрофа унесла жизни более 25 000 человек.

Для современных учёных главным остаётся вопрос — почему во время землетрясения в Армении 7 декабря 1988 года было столько жертв? Ведь спустя год в Калифорнии произошло землетрясение, практически идентичное по силе, но в США погибло 65 человек — разница громадна.

Основной причиной считается то, что при строительстве и проектировании была недооценена сейсмическая опасность региона в целом. Многолетнее нарушение строительных норм и экономия на материалах и технологиях лишь “подлили” масло в огонь.

Однако до сих пор есть приверженцы альтернативных версий — например, некоторые утверждают, что землетрясение 1988 года произошло не природным путём, а в результате секретного подземного испытания водородных бомб властями. Как было на самом деле — остаётся догадываться. Можно лишь принести искренние соболезнования тем, жизни чьих родителей и близких унесла одна из самых масштабных катастроф ХХ столетия.

По материалам 24smi.org

Скоро на экраны выйдет драма «Землетрясение», которую сняли кинематографисты России и Армении. Фильм основан на реальных событиях и рассказывает о трагедии, которая потрясла весь мир. Событие трагическое, но о нем нужно вспоминать, ведь тогда оно сплотило много народов. Чего не скажешь о современном мире.

7 декабря 1988 года в Армении произошло катастрофическое землетрясение. Серия подземных толчков всего за 30 секунд стерла с лица земли город Спитак и разрушила еще 300 населенных пунктов. 25 тысяч человек погибли, 140 тысяч стали инвалидами, а полмиллиона лишились своих домов.

Создателям картины удалось воссоздать один из последних моментов в истории СССР, когда все советские народы – русские, украинцы, грузины, казахи, белорусы – объединились, чтобы помочь обескровленной Армении. Люди собирали помощь, несли, кто что мог: деньги, одежду, еду и лекарства. А кто-то, не раздумывая, ехал в разрушенные города ради того, чтобы спасти чью-то жизнь.

И казалось, в мире не было равнодушных к той страшной трагедии: помощь шла изо всех уголков Земли – из США и Франции, ФРГ и Латинской Америки, Швейцарии и Великобритании.

Поэтому уже само появление этого фильма на больших экранах стало значимым событием для всего мира. И неслучайно картина «Землетрясение» была выдвинута на соискание кинопремии «Оскар» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке». Причем, несмотря на то, что картина была снята совместно с российскими кинематографистами, представлять на кинопремии она будет Армению. Поскольку для России эта картина – дань памяти и уважения армянскому народу.

Утро того рокового дня, казалось, не предвещало ничего страшного. Жители Ленинакана отправились с утра на работу, другие спешили по домашним делам. Открылся городской рынок. Школьники уже были за партами. Город просыпался не спеша, как вдруг города и села вздрогнули от мощных подземных толчков, которые буквально подбросили дома в воздух. Люди, которые оказались во время землетрясения на улице, не могли устоять на ногах: земля как будто пыталась сбросить их со своей поверхности.

Дороги и площади напоминали море во время мёртвой зыби. Позже сейсмологи выяснили, что сила подземных толчков в эпицентре землетрясения, городе Спитаке, достигла 10 баллов из 12-ти возможных по шкале Рихтера. А в соседнем Ленинакане были зафиксированы 9-балльные движения земли. Трясло больше половины территории республики, а подземные толчки ощущались даже в Ереване и грузинском Тбилиси.

Читайте также:  Микроинфаркт у мужчин и женщин: признаки, симптомы и последствия

Удивительно, но мало кто сообразил сразу, что это землетрясение. Многие подумали, началась война, и город бомбят. Ведь у Армении еще с начала XX века был территориальный спор за Нагорный Карабах с соседним Азербайджаном.

Но хуже всего пришлось тем, кто в это время был в своих домах. Буквально в гармошку сложился целый квартал новых многоэтажек. При этом частные дома и даже хрущёвки в основном устояли. Дома превратились в склепы, похоронившие под своими обломками и живых, и мёртвых. Как позже выяснят специалисты, энергия, которая высвободилась в районе разрыва земной коры во время землетрясения в Армении в 1988 году, была сопоставима взрыву 10 атомных бомб, сброшенных на Хирасиму американцами в 1945 году. Более того, подземная волна обошла Землю и была зарегистрирована научными лабораториями в Азии, Европе, Австралии и даже Северной Америке.

В тот день в Спитаке погибло около 5 000 детей… Целое поколение. Разом замолчали все телефоны, оборвалась радиосвязь, погасло изображение на экранах телевизоров, наступила мёртвая тишина. Город оцепенел от ужаса. Мало кто соображал, что надо делать. Всего 30 секунд ада и толчки прекратились. Грохот разрушающихся зданий сменился зловещей тишиной. Ленинакан закрыла густая туча пыли, вернее то, что от него осталось.

Подземные толчки в Ленинакане длились всего 30 секунд, и закончились так же внезапно, как начались. После этого воцарилась гробовая тишина. Но она длилась недолго. Очень быстро городские улицы наполнились криками и стонами. Люди бросились разыскивать родных, спрашивая встречных о своих детях, стариках, мужьях и жёнах. И натыкались на руины на месте, где раньше стоял родной дом, или груды кирпичей вместо школы, куда утром отправили детей.

Те, кому удалось выжить и довелось видеть страшную трагедию собственными глазами, рассказывают о мужественном мальчишке из деревни Налбан, где разлом землетрясения прошёл прямо по поверхности земли, поглотив деревню. 14-летний парень нашёл в себе силы откопать тела 11 членов своей большой семьи и всех похоронить. И только потом, на свежих могилах позволил себе сесть и оплакать погибших.

Трудно было поверить, что всего час назад в армянских городах и селах шла своим чередом размеренная жизнь. В тот день стихия уничтожила несколько сотен школ и детских садов, более 400 поликлиник и больниц, 230 промышленных предприятий, 600 километров автодорог и 10 километров железнодорожных путей. Только вдумайтесь, катастрофическое землетрясение вывело из строя около 40 процентов промышленного потенциала Армении. Но самое страшное – тысячи людей были погребены под завалами, многие были живы, пока живы, и ждали помощи. Рубен Дишдишян, продюсер фильма, один из тех, кто в 1988 –м отправился в разрушенные землетрясением города, поэтому эта трагедия стала для него и личной.

Под завалами оказалась и жительница Ленинакана Эмма Акопян, да еще и со своей дочкой, которой едва исполнилось 3 месяца. Сложно даже представить, каково было состояние этой женщины. Вокруг кромешная темнота, почти полная тишина, и рядом самый дорогой и абсолютно беззащитный человек. Вместе с маленькой дочкой в душной темноте каменного мешка Эмма пролежала 7 дней, прежде, чем их нашли спасатели. Когда кончилось молоко, и малышку нечем было кормить, Эмма разрезала себе палец и кормила ребенка собственной кровью.

Люди в завалах ждали немедленной помощи, но спасатели прибыли не сразу. Дорожные пути около Спитака и Ленинакана были разрушены, аэродромы обесточены. Люди жили на улицах, боясь возвращаться в дома. Не хватало питьевой воды, еды, тёплой одежды. При этом казалось, что повторные толчки вот-вот повторятся.

Землетрясение в Армении объединило людей самых разных национальностей, вероисповеданий и классов: от простых рабочих до партийных функционеров. Общее горе и даже эмоции советских политиков были самыми искренними, не показными.

Спустя двое суток после катастрофы 9 декабря 1988 года в аэропорты Еревана и Ленинакана начали прибывать самолёты с грузом медикаментов, донорской крови, медицинского оборудования, одежды и продовольствия не только из Советского Союза, но также из Италии, Японии, Китая и других стран. Гуманитарную помощь оказали 111 государств со всех континентов. Более того, не остались в стороне и десятки тысяч добровольцев. На восстановительные работы приехали 45 тысяч строителей из всех союзных республик

В городе пересказывали историю профессионального спасателя из Франции, чьё сердце не выдержало ужасных картин людей под завалами. Солдаты, которые участвовали в спасательных операциях, день за днём отказывались от пищи. Кухни дымились, но кусок в горло не лез.

Это может показаться невероятным, но в час национальной трагедии армянское руководство решилось на беспрецедентный шаг. Из колоний и тюрем были выпущены родственники пострадавших и погибших.

Удивительно, как всего за 30 лет изменился мир, особенно поражает некогда отзывчивая Европа. Когда этим летом произошло катастрофическое землетрясение в Италии, которое унесло жизни 278 человек, французская газета «Шарли Эбдо» отреагировала на страшную трагедию вот такой глумливой карикатурой. На картинке нарисованы два человека, перепачканных в крови, которые стоят на фоне людей под обломками, изображенными в виде. лазаньи. Издевательский рисунок дополняет надпись: «Пене с томатным соусом, пене с корочкой и лазанья».

Невозможно даже представить, что тогда, в 1988 году, кто-то мог сделать нечто гнусное.

Не в пример просвещенной Европе, спустя 28 лет в Армении и России светлую память о тех трагических событиях хранят по сей день. Мужественным спасателям и жертвам землетрясения в Армении в современном Гюмри сегодня установлено несколько памятников. Самый известный из них был открыт на 20-летнюю годовщину трагедии. Он называется «Жертвам безвинным, сердцам милосердным» и изображает нагромождение бетонных блоков и людей: здесь и солдат советской армии, помогающий ребенку выбраться из-под завалов, и французский доброволец с розыскной собакой. Символично, что установили памятник напротив восстановленного храма Всеспасителя.

Тогда во время землетрясения 1988 года стихия разрушила его почти до основания, осталась лишь пара стен. В то, что храм удастся возродить, долгое время мало кто верил. Самое удивительное, что фрагменты церкви, уцелевшие после землетрясения, вновь вернулись на свои места. За исключением огромного купола, рухнувшего с башни, который сегодня хранится во дворе главной церкви современного Гюмри. Эту каменную глыбу специально оставили здесь, как напоминание о страшной трагедии. А на ее месте строители возвели новый купол и установили новый крест, как символ христианской веры, вечной жизни и несгибаемой человеческой стойкости!

По материалам balalaika24.ru

Ровно двадцать лет назад сильнейшее землетрясение практически уничтожило северную часть республики Армения. С лица земли за 30 секунд был стерт город Спитак, разрушены Гюмри (тогда — Ленинакан) и Ванадзор (тогда — Кировакан), десятки поселков и сел. Погибли 25 тысяч человек, сотни получили ранения и стали инвалидами, тысячи людей остались без крова.

На помощь Армении спешили со всех уголков страны. Не остались равнодушными и жители зарубежных стран. Однажды во время оказания помощи, итальянские спасатели нашли под землей заживо замурованных детей, в результате чего отказались оказывать дальнейшую помощь.

Причиной огромного количества жертв стала низкая сейсмоустойчивость строений в зоне землетрясения, а также отсутствие специальной спасательной техники и персонала, иначе, возможно, удалось бы спасти гораздо большее количество жертв в первые дни после трагедии.

История молодой мамы передавалась тогда из уст в уста. Да и сейчас от осознания силы любви матери, захватывает дух. Кажется невероятным, что такое вообще возможно.

В тот день рухнул дом молодой семьи, и под обломками оказалась мать с трехмесячной дочкой. Она прижала ладонями ножки и грудь малышке, чтобы хоть как-то защитить ее от холода. Время шло, воздуха становилось все меньше, а мороз пробирал до костей. Потолок над головой проседал все ниже. На третий день у женщины закончилось молоко. Девочка стала кричать и требовать еды.

Сердце женщины разрывалось от боли, она прекрасно понимала, что время идет, и шансы на выживание уменьшаются. Тогда она расцарапала об торчащую арматуру палец и сунула в рот плачущей дочурке. Девочка с жадностью впилась в руку, не понимая, что вместе с кровью из матери уходит жизнь.

Их нашли на шестой день французские спасатели. И мать, и ребенка удалось спасти. Эта женщина получила премию ООН.

До сих пор на форумах люди делятся своими переживаниями. Даже по прошествии двух десятков лет те ужасные события не померкли в их памяти.

«Для многих, в том числе и меня, этот день — единственное воспоминание из детства, а ведь мне через три дня только исполнилось всего-то 4 годика. А этот день, помню как сейчас», пишет Нарине.

Эмма помнит тот роковой день до мельчайших подробностей: «Я болела, лежала в постели с температурой, не помню точно какой, но высокой. Мама была на работе, а я ждала, прислушиваясь как обычно звукам лифта, в ожидании ее. Лежала в гостиной на диванчике читала армянскую книжку, название помню (Hovazad ori geriner), вот автора почему-то нет.

Напротив дивана стоял комод (там он был весь переполнен хрусталем, бокалами и прочими другими звонкими предметами). С потолка висела огромная хрустальная люстра, на столе моя чашка с водой и лекарства рядом. Рядом с диванчиком был стул, мама оставила на нем рейтузы теплые, чтобы я их одела. Однако мне было лень, подумала потом.

Вздрогнула от сильного трясения, вся квартира гремела от звона бокалов, тарелок, чашек, хрустальные предметы на месте прямо-таки подпрыгивали. Я бросилась на пол, сильно зажмурила глаза и ждала…пока чашка с водой не упала прямо на меня со стола.

Потом услышала крики, стучались и звонили мне в дверь…Я не могла понять суть происходящего, меня просто трясло от испуга, я была не одета. Помню, на одну ножку успела натянуть рейтузы и выпрыгнула из квартиры. Увидев меня на лестничной площадке, мужчина с бородой схватил и как молния, по лестнице вылетел на улицу.

Я плакала. Ждала маму. А лифт работал. Весь дом был в окружении людей. Я стояла с одной ногой в рейтузы, а другой голенькой босой и смотрела на наш дом. И вдруг мама с девятого этажа смотрит на меня и кричит…»

«А то, что происходило в тот день с нашей семьей, наверное, невозможно описать на форуме. Хотя и словами тяжело. Да и не нужно это никому, всё позади. Главное, что мы помним. ведь в Спитаке практически не было семей, в которых не погиб хотя бы один член семьи», пишет Hrachik.

И еще сообщения: «Помню, что мы уезжали с мамой в Москву к тете в конце ноября, а сразу после землетрясения вернулись обратно. Была ребенком, но помню всеобщую суматоху и заплаканные лица прохожих, близких, родных, соседей, скорбели всей страной. Наверно, после геноцида и Сумгаита это одна из самых страшных потерь нашего народа прошлого столетия»

«Мой отец тоже из Спитака и в тот день он потерял семь человек из своей семьи. До сих пор каждый год мы грустно и печально отмечаем этот день. (Я тоже родилась во время афтершоков землетрясении месяц спустя в Кировакане, и чудом спаслась). Дай Бог, чтобы такое больше никогда не повторялось, даже у наших врагов».

Действительно, дай Бог! Но и выводы делать стоит всем. Ведь, элементарное соблюдение нормативов при строительстве помогло бы спасти столько жизней. Знание как себя вести в условиях катастроф тоже сыграло бы не последнюю роль. Однако стойкость, отвагу и стремление жить несмотря ни на что в этой трагедии люди проявили как никогда, это безусловно.

Встройте «Правду.Ру» в свой информационный поток, если хотите получать оперативные комментарии и новости:

По материалам www.pravda.ru

Добавить комментарий